Меню
12+

Районная газета «Елховские просторы»

18.05.2015 11:42 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 18.05.2015 г.

Дорога к мечети

Автор: Эльмира Шавалеева. Самарская областная татарская газета "Бердэмлек".

В селе Теплый Стан Елховского района семидесятилетие Великой Победы встречают всего два ветерана войны. Один из них —  Летфулла Габделхаликович Латыйпов.

На войну его призвали семнадцатилетним подростком. Вместе с такими же как он, не нюхавших порох ребятами, посадили в товарные вагоны и в течении четырнадцати долгих суток куда-то везли. А когда их выгрузили из вагонов, удивились. Доехали всего лишь до станции Барыш, которая находится в 250 километрах от его родного села.
Построили стриженых, длинношеих мальчишек и начали делить. Односельчанина Хузиахмета в одну сторону, к минометчикам, Летфуллу — в другую, к пехотинцам. Вдали от родного дома не хотелось им расставаться. И тогда Летфулла, дождавшись, когда командир отвернется в сторону, перебежал к минометчикам. А тут уже начали считать пехотинцев и минометчиков. Как ни крутили, минометчиков оказывалось больше. Тогда командир плюнул, и оставил Летфуллу с Хзиахметом. "Ну хочет быть минометчиком, пусть будет", — улыбнулся он.
Отправили татарских парней прямиком в лагерь Суслонгер, который имел за собой недобрую славу. Летфулла ага, конечно, ничего мне об этом не рассказывал, но ведь есть интернет. А там корреспондент по фамилии Черепанов пишет, что в лагере Суслонгер обучали военному мастерству солдат, не знающих русского языка. Условия жизни там были настолько плохими, что новобранцы умирали ежедневно. Их хоронили на местном кладбище, а родственникам отправляли весточку: "Пропал без вести". Только в 1943 году было возбуждено громкое дело и сам Буденный наводил порядок в этом лагере, и в конце-концов закрыл его.
Наш герой, видимо, попал туда в последние полгода существования лагеря. Слава Аллаху, выжил, потом еще научился водить мотоцикл и в 1944 году был прикреплен к фелдьегерьской службе Бобруйской самоходной танковой бригады. И в Берлин он въехал на этом же мотоцикле. После капитуляции Германии их бригаду перевели в Дрезден и Летфулла с товарищами еще пять лет служили там, не давая поднять голову фашистским недобиткам.
- Слава Аллаху, не пришлось мне стрелять в людей. Да, работа была опасная, много пришлось возить секретных документов. Но все были доставлено на место и вовремя, чем и горжусь — вспоминает ветеран.
Приехал он как-то на побывку в родное село. Отец посмотрел на парня оценивающим взглядом, и говорит: "Жениться бы тебе, сынок". "Да я бы с удовольствием, да вот девчонка меня не дождалась, замуж вышла", — повесил нос Летфулла. "А ты глянь через забор-то. К соседям в гости приехала славная девушка. Смотрю, и работящая, и чистоплотная она. Иди-ка, познакомься", — толкает отец сына к плетню. Бравый солдат не стушевался, подпоясал ремень, оправился по-военному, и зашагал к соседям.
Тетушка Минзада и муж её Кашаф быстро смекнули в чем дело, и найдя удобный предлог, выскользнули из дома. А солдат, не долго думая, сразу приступил к атаке. "Смотрю, — вспоминает Летфулла ага, — девушка красивая, чистый бриллиант. Смотреть-не насмотреться. Я сразу, без обиняков, говорю ей: "Пойдешь за меня?". Она, покраснев, кивнула утвердительно. Мы вышли, и всем объявили о нашем решении. Тут началась беготня. Кто за муллой побежал, кто баню топить, кто на стол собирать… Вот так за пятнадцать минут я нашел себе невесту, и мы с ней прожили в любви и счастье 61 год, вырастили семерых детей, всех выучили и поставили на ноги".
Но, тогда, в пятидесятом, пришлось ему опять возвращаться в Дрезден, дослуживать положенный срок. А когда вернулся, ему не дали отдохнуть и двух дней, пришли звать на работу в сельмаг. Почему в сельмаг? Да потому, что еще до войны он славился умением торговаться. Его, шестилетнего мальчишку, который немного знал по-русски, родители брали с собой на базар, и Летфулле приходилось и цену назначать, и торговаться, и прицениваться. Со временем он так преуспел в этом деле, что слава о его мастерстве дошла до начальства. Вот и предложили ему работать в сельмаге.
Со временем Летфулла стал директором этого магазина, а продавцом к себе взял жену. Так жили: работа — дом, огород — скотина, дети — родители… Никогда ни одного плохого слова, никакой брани не слышали дети от родителей. И сами выросли такими же степенными и солидными людьми. Когда младшие Латыповы собираются за одним столом, места всем не хватает. Их ведь теперь сорок два человека. Только вот любимой мамы и бабушки уже нет на свете. Когда в 2011 году умерла Минкамал апа, дети стали еще чаще приезжать в родной дом, навещать отца. То дети, то внуки, а то и правнуки пожалуют. Но чаще всех, конечно, бывает у отца сын Исмагиль, который остался жить в родной деревне. Соседи и родственники тоже часто навещают девяностолетнего старика. Когда мы разговаривали с Летфуллой Габделхаликовичем, открылась без стука дверь, и вошел его племянник, живущий неподалеку. "Пошли, говорит, бабай, пора на молитву, азан кричат с мечети". Ну, что делать, время молитвы — дело святое, тут же прервав разговор с заезжим корреспондентом, Летфулла легко поднялся с дивана, накинул пальто и, быстро попрощавшись, зашагал в сторону мечети. А я смотрела вслед идущим гуськом старикам и думала, что, наверное, в своих молитвах они не только возносят хвалу Аллаху, но и просят у него мира для своих детей, внуков и правнуков, чистого неба для своей страны. Надеюсь, молитвы наших аксакалов будут услышаны Всевышним.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

166