Меню
12+

Районная газета «Елховские просторы»

18.05.2015 11:59 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 18.05.2015 г.

НЕ ПОМЕРКНЕТ ПАМЯТЬ О СОЛДАТАХ ВОЙНЫ

Автор: Ольга ЧУДОВА.

Красноармейцев, наступавших под городом Мемель (Клайпеда), фашисты встретили ураганным огнём: пушки, миномёты, но больше всего продвижению бойцов мешал пулемёт, буквально косивший людей. Атака в очередной раз захлебнулась. Из-за разрывов снарядов и свиста пуль поднять голову было невозможно. Рядом стонали раненые товарищи, просили о помощи. Раненый командир роты крикнул: "Абузяров, поднимай бойцов в атаку! Иначе пойдёшь под трибунал…" — из воспоминаний сержанта Борхана АБУЗЯРОВА. 

Поклонимся великим тем годам,
Тем славным командирам и бойцам -
И маршалам страны, и рядовым,
Поклонимся и мёртвым и живым!
Всем тем, которых забывать нельзя,
Поклонимся, поклонимся, друзья!
Не умаляя заслуг маршалов и генералов, можно утверждать, что Победу отстояли своей кровью и жизнью рядовые солдаты, о большинстве из которых не написано книг, но их подвиг должны знать и помнить внуки и правнуки. Сегодня на страницах газеты "Право" о ветеране Великой Отечественной войны Борхане Ибрагимовиче Абузярове, которого уже нет с нами, рассказывает его сын — полковник полиции в отставке Тахир Борханович Абузяров.
НА ФРОНТ
Борхан Абузяров родился в 1926 году в селе Карновар Неверкинского района Пензенской области в большой семье. К началу войны успел окончить 7 классов школы и стал работать учётчиком в колхозе. В сентябре 1943 года, в возрасте 17-ти лет, его призвали в Красную армию, но отправили не на фронт, а в учебный полк, базировавшийся под Пензой на территории бывшей колонии. Там он познакомился и подружился с земляком из села Алеево Идрисом Каюмовичем Рахимовым. Почти год Борхан и Идрис в составе полка из 1200 курсантов постигали азы военной науки. С учётом семилетки Б. Абузярова назначили командиром строевого взвода.
"Как большинство фронтовиков, отец мало и очень скупо рассказывал о войне. Мы и не спрашивали", — о чём сейчас, по-прошествии десятилетий, сожалеет Тахир Борханович.
Сын слышал рассказы отца о том, что в учебном полку было холодно и голодно. Борхан и Идрис спали на одних нарах, укрывались двумя шинелями. Растущий организм парней постоянно просил есть. Столовая в полку была общая, там готовили скудную пищу. Офицеры и курсанты ели из одного котла. Иногда высшему комсоставу жарили картошку на подсолнечном масле — запах распространялся по всей территории…
Через год выпускников учебки отправили на фронт. Рахимова записали в миномётную часть, Абузярова — в пехоту, в стрелковый полк, назначили заместителем командира взвода.
В октябре 1944 года сержант Б. Абузяров в составе 1154-го стрелкового полка, 344-й Краснознамённой стрелковой Рословской дивизии, 43-й стрелковой Армии, 1-го Прибалтийского фронта принял участие в так называемой Шауляйской наступательной операции.
ГЛАВНЫЙ БОЙ СЕРЖАНТА АБУЗЯРОВА
5 октября 1944 года началась Мемельская контрнаступательная операция. Поначалу наступление было стремительное, но потом наши войска оказались перед сильно укреплёнными оборонительными сооружениями противника. Пехота, воевавшая уже неделю, несла большие потери, а командование приказывало взять укрепрайон любой ценой. Одиннадцатого октября началось очередное наступление. Едва бойцы пошли в атаку, заработал немецкий пулемёт, людей буквально косило. Атака захлебнулась. Как рассказывал Борхан Ибрагимович, была осень, дождь со снегом, грязь по колено, но на это никто не обращал внимания. Бойцы зарылись в спасительную жижу и лежали неподвижно, боясь пошевельнуться, чтобы не выдать себя и не стать целью снайпера. Вдруг командир роты кричит: "Абузяров, поднимай людей в атаку!" Борхан Ибрагимович промолчал. А ротный опять кричит: "Поднимай! Под трибунал пойдёшь!"
Это были не угрозы, а объективная реальность. Военный трибунал — это полевой суд. Его вершили трое — комполка, замполит и особист СМЕРШа. За невыполнение приказа провинившегося командира могли наказать 5-ю,10-ю, 15-ю годами тюрьмы или приговорить к высшей мере — расстрелу. Трибунал могли заменить приговором на штрафной батальон, где существовала вероятность выжить. По закону военного времени вину можно было искупить кровью или геройским поступком, например, первым ворваться во вражеский блиндаж.
Поскольку командир роты отдавал приказ замкомандиру взвода, сержанту — значит, политрук и командиры всех взводов были убиты или ранены. Как комсомолец, Борхан должен был выполнить приказ. И он начал подготовку: пополз по жиже, сначала дополз до коммунистов и комсомольцев, земляков, заручился их поддержкой. А потом первым встал на ноги: "Вперёд! За Родину!" Несколько раз он поднимал бойцов в атаку. Подразделению удалось продвинуться вперёд, приблизиться к немецким окопам, но пулемёт продолжал косить людей. Атака каждый раз захлёбывалась. Потом немцы наших уложили и стали долбить минами. Солдаты начали окапываться. Абузяров тоже вытащил лопату, стал рыть землю. В первую очередь спрятал голову, потом грудь. А то, что ещё торчало над землёй, очередной пулемётной очередью прошило. Сержант почувствовал: что-то тёплое потекло по ноге, потом пронзающая боль. Понял, что ранен. "Лежу, сделать ничего не могу, — рассказывал Борхан Ибрагимович. — Главное — не уснуть от слабости и не потерять сознание. Думаю, скоро сумерки, санитары подползут, помогут". Так и случилось. Потом был медсанбат и эвакогоспиталь № 3840 в посёлке Комсомольском Ивановской области. Несколько месяцев сержант Абузяров лечился в госпитале. Нога не слушалась, видимо, был перебит нерв. Выписали его 20 февраля 1945 года, нога так и не сгибались, поэтому бойца признали годным к нестроевой. Направили в 150-ю войсковую часть Центральной авиабазы № 50 по обслуживанию самолётов, базировавшуюся в районе города Буй Костромской области, командиром отделения техроты.
Родных, оставшихся в Пензенской области, Борхан не забывал, регулярно писал письма, отправлял знаменитые "фронтовые треугольники". По законам военного времени, нельзя было рассказывать, где воюешь, называть место расположения и номер воинской части. Указывался лишь номер полевой почты.
ВОЕВАЛИ НЕ ЗА НАГРАДЫ
К концу войны у Борхана Абузярова, как и у большинства красноармейцев, вообще не было наград. По приказу И.В.Сталина от 20 марта 1947 года участники боевых действий были представлены к медали "За боевые заслуги". Наградной лист был оформлен и на Б. Абузярова. "Сержант Абузяров в период Великой Отечественной войны на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, будучи в должности командира отделения 1154-го стрелкового полка, 344-й стрелковой Краснознамённой Рословской дивизии, 1-го Прибалтийского фронта, во время боёв с врагом в районе города Мемель Восточной Пруссии 11 октября 1944 года получил пулевое ранение. С 11 октября 1944 г. по 20 февраля 1945 г. находился на излечении в эвакогоспитале № 3840 — посёлок Комсомольский. Сержант Абузяров является примерным, дисциплинированным, требовательным к себе и своим подчинённым, отличником учебно-боевой подготовки. Согласно директиве начальника Главного управления кадров НКО СССР № 410 — III от 26 февраля 1944 года, сержант Абузяров достоин награждения Правительственной наградой — медалью "За боевые заслуги". Командир техроты майор Прохоров. 20 марта 1947 года". К сожалению, награда не дошла до героя.
Как оказалось, через неделю после ранения, 16 октября 1944 года, Б.И. Абузяров был награждён орденом Славы III степени (орден Славы — военный орден СССР, учреждён Указом Президиума ВС СССР от 8 ноября 1943 г. "Об учреждении ордена Славы I, II и III степени". Награждаются лица рядового и сержантского состава Красной армии. Вручался только за личные заслуги. — Прим автора). И об этой награде сержант Абузяров не знал. Правда, родные что-то рассказывали во время его короткого визита домой в 1949 году. Тогда Борхан Абузяров возвращался из служебной командировки на Дальний Восток и проезжал через город Кузнецк на границе Пензенской области. Решил сбегать домой, навестить родных, которых не видел 6 долгих лет. "Нужно было преодолеть 60 км. Осень, грязь по колено, иду по дороге, — вспоминал Борхан Ибрагимович. — Догоняет меня грузовик, голосую, не останавливается. Я стреляю из винтовки — шофёр затормозил. Я ему говорю: "Ты совесть имеешь? Я домой тороплюсь, у меня только сутки". А он мне: "Не положено в кузов сажать". Ну, всё-таки подвёз. Мать с отцом и две младшие сестрёнки в слёзы. Всю ночь сидели, разговаривали. Они сообщили, что приходила на меня какая-то бумага, но её потеряли. Утром отец на подводе отвёз меня в Кузнецк, я успел к поезду".
МИРНАЯ ЖИЗНЬ
Демобилизовался Борхан Абузяров в 1951 году, ему было только 26 лет, а за плечами фронт, война, которые заставили повзрослеть, стать ответственным не только за себя, но и за других. Личное счастье фронтовик нашёл там же, в Костромской области. Женился на Александре Николаевне, с которой счастливо прожил всю жизнь, несмотря на недовольство родителей, мечтавших женить сына на своей, деревенской. Молодожёны переехали в Куйбышев, к двоюродным братьям и сестрам Борхана. Каким-то чудом 12 человек умещались в 18-метровой комнате барачного типа. Глава семьи устроился на машиностроительный завод — сначала слесарем по сборке комбайнов, потом стал мастером цеха. Вступил в партию. Окончил вечерню школу и в сентябре 1955 года поступил на первый курс СХИ.
"ТРИДЦАТИТЫСЯЧНИК"
В 1956 году Борхан Абузяров по партийному набору был направлен "тридцатитысячником" поднимать сельское хозяйство. Три года он работал председателем колхоза имени Ленина — Сталина села Кубань-Озеро Елховского района. В 1959 году его перевели в колхоз "Тёплый стан" Кошкинского района, где он работал более 20 лет. Два отстающих хозяйства вывел в передовики производства. За достигнутые успехи и отличную работу награждён тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом "Знак Почёта". В 1958 году он был выдвинут народным депутатом облсовета, работал два созыва.
Фронтовая награда нашла героя через 30 лет. В 1974 году в ходе подготовки к празднованию 30-летия Победы сын Тахир Борханович сделал запрос в архив Минобороны. Там подняли документы и нашли подтверждение. Орден Славы III степени Б.И. Абузярову был вручён военкомом на партийно-хозяйственном активе Кошкинского района.
Своего друга Идриса Рахимова Борхан Абузяров нашёл через 40 лет после их расставания перед отправкой на фронт. Оказалось, что тот воевал, дошёл до Австрии, был ранен. После ампутации ноги демобилизовался и вернулся домой. В 1983 году Идрис Каюмович работал начальником почты в родном селе. Туда и приехал Борхан в сопровождении сына. "Встреча была как в кино, — вспоминает Тахир Борханович. — Трудно, конечно, им было узнать друг друга через столько лет, но сердце подсказало".
СЫН
Сын фронтовика Б. Абузярова — Тахир Борханович пять лет работал завучем школы в Кошкинском районе. Потом переехал в райцентр Богатое, где поступил на службу в милицию. Работал в инспекции по делам несовершеннолетних — участковым инспектором, оперуполномоченным уголовного розыска, заместителем начальника и начальником Богатовского РОВД. Во время командировки на Северный Кавказ возглавлял ОВД Веденского района. Назначен начальником Похвистневского РОВД. Сейчас он на пенсии, но поддерживает связь с ОВД. Недавно избран в Совет ветеранов ОВД и ВВ ГУ МВД России по Самарской области.
Храня память об отце, Тахир Борханович восстанавливает военные документы, посетил места боёв и трудовой славы отца. Начатое дело намерен продолжить.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

970