Меню
12+

Районная газета «Елховские просторы»

24.01.2016 19:17 Воскресенье
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 22.01.2016 г.

Град непокорённый

Утром 13 мая 1942 года в дверь одной из ленинградских квартир постучали. На пороге стояла соседская девочка Таня 12 лет от роду. «Моя мама умерла.
Я осталась одна. Помогите отвезти тело». Через два с небольшим года эвакуации юная блокадница умерла от истощения.

Обычная по тем временам история. Обычная и оттого страшная.
Несколько листиков блокнота, исписанных неровным детским почерком с датами смерти близких, позволили Тане Савичевой не кануть в безвестность.
Остальные были лишены и этого.
Неизвестна судьба сотен тысяч умерших в замкнутом пространстве блокадного Ленинграда. Мы знаем о 872 днях осады непокоренного города. И мы не знаем о
них ничего.
В последнее время стало модно (читайте, стало можно) все подвергать сомнению. Бесспорно, каждый человек имеет право на собственные взгляды, соб-
ственные мысли, их выражение и донесение до других. Но, мы убеждены, должны существовать некие табу. И не те, которые закреплены законом, когда нельзя
публично высказываться на «запрещенные» темы, как то экстремизм, расизм и т.д. и т.п. Должны быть табу внутренние, воспитанные здравым смыслом и сове-
стью. Но все чаще нас побеждает бесноватая свобода, где нет места рамкам и приличиям.
Так же и с историей. Оценки событиям, много лет неоспоримые, вдруг начинают переоценивать, оспаривать, осмеивать.
И благо бы осмысливать, так нет же, такое увидеть можно редко. Года два назад журналисты одной из телекомпаний провели СМС-опрос: «Считаете ли вы, что Ленинград нужно было сдать немцам, чтобы спасти тысячи жителей?». Интересно, как вообще этот вопрос, неправильный, неэтичный и, в конце концов, непрофессиональный, возник в головах редакторов программы?
Хотя чему удивляться. Если сегодня официальные украинские власти перевернули историю Великой Отечественной войны с ног на голову, и теперь захватчиками у них выступают советские солдаты. Кто-нибудь мог помыслить об этом несколько лет назад.
А в Германии в прошлом году впервые со времен Гитлера была выпущена настольная книга нацистов «Майн кампф». Парадокс, но, к сожалению реальность.
Сегодня в канун освобождения Ленинграда нам хочется ещё раз напомнить нашим читателям хотя бы в общих чертах, что творилось в осажденном городе
больше 70 лет назад.
В конце августа 1941 года немецкие части прорвали Лужский оборонительный рубеж и устремились к Ленинграду. 8 сентября противник вышел к Ладожскому
озеру, захватил Шлиссельбург, взяв под контроль исток Невы, и блокировал Ленинград с суши.
Этот день считается днем начала блокады.
Вот как представлялось будущее северной Пальмиры немецкому командованию: «Фюрер принял решение стереть город Ленинград с лица земли. После
поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населенного пункта не представляет никакого интереса…
Предполагается окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров историческая дата и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинте-
ресованы в сохранении хотя бы части населения» (из директивы Гитлера №1601 от 22 сентября 1941 года «Будущее города Петербурга»).
Теоретически у советской стороны мог существовать вариант вывода войск и сдачи Ленинграда врагу без боя. Но если принять во внимание планы Гитлера
относительно будущего города (точнее, отсутствия у него какого-либо будущего вообще), нет оснований утверждать, что судьба ленинградцев в случае капи-
туляции была бы лучше участи вреальных условиях блокады.
У защитников и жителей города было иное мнение — умирать и сдавать невскую столицу они не собирались. Хотя, казалось, все было против ленинградцев.
Во-первых, по различным причинам, была сорвана эвакуационная операция. Никто не предполагал, что немцы дойдут до Ленинграда.
И потому никаких планов эвакуации не существовало. Да и сами горожане еще не осознавали всей серьезности ситуации, многие не хотели покидать свои дома. В итоге, из почти трехмиллионого населения перед блокадой удалось вывезти лишь около 650 тыс. человек. Положение осложнялось еще и тем, что с началом войны Ленинград наводнили не менее 300 тыс. беженцев из прибалтийских
республик и соседних с ним российских областей.
Во-вторых, практически сразу после начала блокады жители ощутили на себе всю полноту нехватки продовольствия. Взяв город в кольцо, вражеские войска приступили к разрушению города массированными артиллерийскими обстрелами и бомбежками. Особое внимание уделялось уничтожению складов спродовольствием. 10 сентября им удалось разбомбить Бадаевские склады, где находились значительные запасы продовольствия.
Как свидетельствовали очевидцы, пожар был грандиозным, тысячи тонн продуктов сгорели, расплавленный сахар тек по городу, впитывался в землю. Впоследствии эта «сладкая» земля продавалась наравне с хлебом.
В-третьих, по злой иронии судьбы зима 1941-1942 годов являлась одной из самых холодных. С наступлением морозов в городе практически кончились запасы топлива, прекратилось централизованное отопление домов. Обогревать квартиры приходилось мебелью и книгами в печках-буржуйках, что часто
приводило к пожарам. Остановилась работа практически на всех фабриках и заводах, кроме оборонных. Прекратил работу общественный транспорт, поэ-
тому передвигаться и так ослабленным голодом людям приходилось пешком.
По некоторым данным, за годы блокады умерло до 1,5 млн. человек. И только 3% из них погибли от бомбежек и артобстрелов. Остальные 97% скончались от
голода.
Несмотря на всю тяжесть своего положения, ленинградцы всеми силами старались выжить и не дать умереть родному городу.
Мало того: помогали армии, выпуская военную продукцию. Восстанавливали свою деятельность театры и музеи. Этим горожане старались доказать себе, показать немцам, что город, задушенный, казалось бы, петлей голода, жив. О таком отношении к суровой нечеловеческой действительности говорит для кого-то известный, для кого-то нет, факт.
В апреле 1942 года вражеские самолеты разбрасывали над нашими армейскими частями листовки: «Ленинград — город мертвых.
Мы не берем его пока, потому,
что боимся трупной эпидемии.
Мы стерли этот город с лица земли». А спустя несколько дней немцы с ужасом слушали из приемников трансляцию футбольного матча из «города мертвых».
В январе 1944 войска Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов начали Ленинградско-Новгородскую стратегическую наступательную
операцию, которая завершилась победой. 27 января в Ленинграде был произведен салют в ознаменование окончательного освобождения города от блокады, которая продолжалась 872 дня.
Сегодня сложно, просто невозможно представить себе, как жили люди в условиях блокады.
Об этой жизни красноречиво говорят воспоминания жителей Ленинграда.
«Есть приходилось что попало. Помню, приходила домой, и мне так хотелось кушать! Я жила тогда на улице Войтика. У меня там дрова лежали около печки,
полено или два. И вот я взяла это полено (сосновое, помню) и стала грызть, потому что молодые зубы хотели что-то кусать.
Есть хотелось страшно! Вот грызу, грызу это полено, смола выступила. А этот запах смолы мне какое-то наслаждение доставлял, что хоть что-то я погрызу. Надо было что-то кушать, иначе неминуема смерть от голода, а это еще хуже, чем от обстрела. От голода очень тяжелая смерть» (из воспоминаний Е.М. Никитиной).
«Впереди меня стоял мальчик, лет девяти. Он был затянут каким-то платком, потом одеялом ватным был затянут, мальчик стоял промерзший. Холодно.
Часть народа ушла, часть сменили другие, а мальчик не уходил.
Я спрашиваю этого мальчишку:
«А ты чего же не пойдешь погреться?» А он: «Все равно дома холодно». Я говорю: «Что же ты, один живешь?» — «Да нет, с мамкой». — «Так что же, мамка
не может пойти?» — «Да нет, не может. Она мертвая». Я говорю: «Как мертвая?!» — «Мамка умерла, жалко ведь ее. Теперь-то я догадался. Я ее теперь только на день кладу в постель, а ночью ставлю к печке. Она все равно мертвая. А то холодно от нее» (из воспоминаний З.Игнатович).
Мозг России — это Москва. У города на Неве роль другая. Ленинград-Петербург всегда был и остается сердцем страны. При ранении в сердце человек выживает редко. И, полагаю, сдай армия и ленинградцы тогда свой город, шансы выживания организма-государства были бы крайне малы. И если ставить вопрос вышеупомянутым образом, почему бы не спросить: «А может быть, стоило и Москву сдать, а не класть на подступах к столице многие тысячи солдат и малооб-
ученного городского ополчения?
Или зачем было так долго и тяжело, с такими потерями удерживать Сталинград? Городов в России много, авось отвоевали бы потом? А может не надо было
сопротивляться фашистской экспансии? Тогда бы жертвы вообще были сведены к минимуму». Эти вопросы звучат периодически и все чаще, причем от людей, далеких как от той войны, так и вообще от армии. Тут, как говорится, «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны».
Ну да этих людей уже не переубедить, пусть разглогольствуют.
Главное, нам с вами, память не потерявшим, передать ее детям. Чтобы не путали сегодняшние школьники Ленинград и Сталинград, знали, что Сталинград и Волгоград — это один и тот же город, чтобы не говорили, как крымские школьницы, что СССР воевал на стороне Украины. Чтобы четко осознавали, что 70 лет назад, такие же мальчишки и девчонки, как они, не слонялись по подъездам, не сидели денно и нощно в соцсетях, а работали по две-три смены на заводах, полях,в госпиталях, обезвреживали бомбы, сражались за Родину, умирали и погибали за нее. 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

78